sitemap en

Поездка в закрытые учреждения в Швеции и Норвегии

Поездка в закрытые учреждения в Швеции и Норвегии

В рамках проекта по «Предотвращению пыток: практика, стандарты и правила в России, Скандинавских странах и странах Балтии» эксперты из Литвы и России посетили тюрьмы и другие закрытые учреждения Норвегии и Швеции. Участники поездки вовлечены в общественный контроль за соблюдением прав человека в закрытых учреждениях в своих странах, поэтому целью поездки было знакомство с работой и стандартами защиты прав человека в различных закрытых учреждениях в Норвегии и Швеции, а также с работой национального превентивного механизма в этих странах. Национальный превентивный механизм (НПМ) - это механизм, созданный для проведения мониторинга соблюдения прав и законных интересов граждан, а также лиц, содержащихся в тюрьмах, психиатрических больницах и других государственных учреждениях, с целью предупреждения и выявления фактов пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов поведения. НПМ был создан в тех странах, которые ратифицировали Факультативный протокол к Конвенции против пыток (Optional Protocol to the Convention against Torture). Этот механизм был создан в Норвегии, Швеции и Литве и во многих других странах. В России, которая не ратифицировала OPCAT, действует другой механизм для мониторинга соблюдения прав человека в местах лишения свободы - Общественные наблюдательные комиссии (ОНК). 

Тюрьмы и изоляторы

  • Норвежская служба исправительных учреждений (Norwegian Correctional Service)

Поездка началась с визита в Международное подразделение Норвежской службы исправительных учреждений (International Unit of Norwegian Correctional Service), где нам рассказали о системе исправительных учреждений в общем.

Фото: в Международном подразделении Норвежской службы исправительных учреждений (International Unit of Norwegian Correctional Service), Норвегия

Тюрьмы в Норвегии делятся на два типа: тюрьмы с высоким уровнем безопасности (закрытые) и с низким уровнем безопасности (открытые). Это разделение связано со стремлением норвежской системы реабилитировать заключенного и подготовить его к жизни на воле. Чаще всего отбывать наказание заключенные начинают в закрытых тюрьмах, а когда остается один год до освобождения Служба исправительных учреждений должна рассмотреть вопрос о переводе в тюрьму с более низким уровнем безопасности. Таким образом, происходит постепенное возвращение из тюрьмы к полной свободе. Эффективность системы подтверждает очень низкий уровень рецидива – 22-24%. При этом, за последние годы за ненадобностью было закрыто 5 открытых тюрем. В самой большой тюрьме Норвегии содержится 286 заключенных, а в самой маленькой – 13. 

В тюрьмах содержатся иностранцы (66 различных национальностей) и есть проблемы коммуникации, так как 33% заключенных не разговаривают на норвежском.

В Норвегии нет отдельных учреждений для содержания обвиняемых, они содержатся вместе с осужденными лицами.

Трудовые обязанности для заключенных считаются обязательными, так как помогают им освоиться в обществе. Эта низкооплачиваемая работа, на заработанные за день деньги  можно купить кружку кофе. Однако виды работ предлагаются очень разные, от работы в мастерской до стирки белья. Также заключенный может учиться по школьной или университетской программе. 

Для найма учителей или медицинского персонала в тюрьмах практикуется “метод импорта” - то есть тюрьма нанимает учителей из обычных школ и университетов, а врачей и другой медицинский персонал у муниципалитетов.

Большая часть заключенных живет в камерах по одному, потому что считается, что у людей должно быть свое личное пространство, однако есть камеры на 2-4 человек. Чаще всего в эти камеры попадают новоприбывшие, однако потом сотрудники ищут способ распределить заключенных в камеры по одному.

В Норвегии сравнительно короткий срок отбывания наказания, в среднем 6,5 лет, максимальный срок лишения свободы – 21 год.

Заключенные могут голосовать.

"Единственное наказание для осужденного - это лишение свободы" - фундаментальный принцип системы исполнения наказаний в Швеции и Норвегии.

В ходе визита участникам удалось побывать в трех тюрьмах, иммиграционном следственном изоляторе Трандум в Норвегии и следственном изоляторе в Худдинге в Швеции.

 

  • Мужская Тюрьма Осло (Oversiktskart)

Фото: Мужская Тюрьма Осло (Oversiktskart) с высоким уровнем безопасности, Норвегия

Мужская Тюрьма Осло (Oversiktskart) с высоким уровнем безопасности расположена в самом центре столицы Норвегии. В ней содержится 242 заключенных. Из них 50 человек – это обвиняемые, которым только предстоит предстать перед судом. Персонал состоит из 50 офицеров. В тюрьме содержатся иностранцы (до 50 национальностей), что приводит к проблемам перевода, которые порой пытаются решить с помощью гугл-переводчика. У заключенных есть распорядок дня, они могут покидать камеры в определенные часы, гулять в прогулочном дворике, у них есть спортзал, нет обязательной формы, хотя она выдается, как запасная одежда. Над тюремным двориком натянута сетка, чтобы заключенным не могли перебросить наркотики снаружи. Камеры одиночные. В подвальном этаже тюрьмы располагаются изоляционные камеры, которые аналогичны нашим штрафным изоляторам: голые стены, нет мебели, на полу только матрац, вместо туалета - дыра в полу. Единственная особенность, особо отмеченная в ходе визита, - пищу подают через специальное отверстие в стене на уровне пола. На этом же этаже находится одна камера со специальной кроватью с ремнями, для фиксации заключенного, если он буйный. Сопровождающий особо подчеркивал, что тем, кого помещают в эти камеры, разъясняют, что это не наказание, однако камеры используются часто - раз в неделю.

 

  • Мужская тюрьма Бастой (Bastoy)

Фото: На пароме, идущем в Бастой (Bastoy) – мужскую тюрьму, с низким уровнем безопасности, Норвегия

Знаменитая тюрьма Бастой (Bastoy) – это мужская тюрьма с низким уровнем безопасности, расположенная на острове. На острове нет забора, который окружал бы тюрьму по периметру, на части острова есть общественный пляж, куда запрещено заходить заключенным.

Фото: На острове Бастой, Норвегия

В среднем, заключенные в Бастое проводят полтора года. Они живут в отдельно стоящих домах. Самый большой дом, куда поступают новички, рассчитан на 18 человек, а самые маленькие - на одного человека. Всего на острове 90 зданий. На острове отбывают наказание 125 человек. Персонал тюрьмы – 70 человек. До острова можно добраться на пароме, который управляется заключенными. 

В тюрьме есть комендантский час, когда заключенные должны находиться в домах, выключить телефоны. Мобильные телефоны (типа старой звонилки Nokia) заключенные могут арендовать у тюрьмы, чтобы звонить домой. Сотрудники тюрьмы не прослушивают телефон, не читают смс-переписку, однако у них хранятся логи звонков и смс. 

У них также есть специальное подразделение, где работают с наркозависимыми, оно рассчитано на 8 человек, и они также обязаны работать. 

Фото: Столярная мастерская, Бастой, Норвегия

У заключенных есть возможность не только работать, например, в столярной мастерской, но и учиться в школе. Один заключенный, отбывая наказание, готовился защищать докторскую. 

В тюрьме существует Совет острова (The island council), который состоит из 10 членов, половина – со стороны персонала тюрьмы, половина – заключенные. Они решают различные вопросы, например, о распределении прибыли от продаж тюремного магазина, это где-то 20 тысяч евро в год.

 

  • Женская тюрьма Равнебергет (Ravneberget)

Фото: Равнебергет (Ravneberget) – женская, с низким уровнем безопасности, Норвегия

Женская тюрьма Равнебергет окружена забором по периметру, однако считается тюрьмой с низким уровнем безопасности. Заключенные здесь живут в отдельно стоящих домиках. Здесь есть 7 камер на четырех человек, 6 камер на двоих и 2 камеры на одного человека. 8 мест для больных заключенных. Сейчас в Равнебергете содержится 40 человек, при этом в тюрьме 45 кроватей. В этой же тюрьме содержатся несколько обвиняемых, суд над которыми еще не состоялся. Единственная разница между ними в том, что обвиняемым запрещено общаться с внешним миром, поэтому к ним не приходят на свидания, и они не могут посещать школу. Женщины, употребляющие наркотики, содержатся в отдельном подразделении с программой реабилитации. Здесь, как и в Бастое, также не прослушивают телефонные переговоры и не читают личную переписку, но вскрывают письма, чтобы проверить на предмет наркотиков. У заключенных есть доступ в Интернет, однако история и логи поиска проверяются.

Фото: Мастерская с техникой по уборке прилегающей территории и спортзал, Равнебергет, Норвегия

В Равнебергете много работают над самоизоляцией заключенных, для этого у них есть возможность проводить время в общих залах – библиотеке, где можно играть на музыкальных инструментах, смотреть кино или иначе проводить совместный досуг, например, вязать. Для заключенных работает спортзал. 

Если женщина рожает ребенка, то она получает один год освобождения от тюрьмы, матери с детьми в тюрьме не содержатся.

 

  • Следственный изолятор в Худдинге (Detention centre in Huddinge)

Фото: Следственный изолятор в Худдинге (Detention centre in Huddinge), Швеция, Гугл-карты

В Худдинге был самый строгий досмотр на входе в здание. Все вещи, включая часы, пришлось оставить в камере хранения, затем группу разделили на тройки и проводили через рамку, иногда просили даже разуться. Фотографировать внутри запретили.

В Худдинге содержатся подследственные, это мужской следственный изолятор с высоким уровнем безопасности. Интересно, что здание следственного изолятора соединено подземным тоннелем со зданием полиции и зданием суда.

В изоляторе 4 подразделения c более высоким уровнем безопасности и 2 с обычным уровнем безопасности. Подавляющее большинство камер - одиночные. В подразделениях с более высоким уровнем безопасности заключенные могут заниматься в спортзале, один час в день гулять во дворе, но не могут посещать друг друга в камерах. Камеры расположены с двух сторон коридора, внутри в камерах есть туалет, кровать, шкаф, стол и стул. Туалет не отгорожен от основного помещения, так как камера одиночная и нет нужды в загородке. В подразделениях с обычным уровнем безопасности камеры открыты с 9 часов дня до 17 часов, и заключенные могут перемещаться по тюрьме. Тут также есть комнаты для совместного досуга, где можно найти настольные игры, книги, кассеты и музыкальный центр.

Каждого поступающего сюда заключенного оценивают по степени риска (обычная, высокая). Оценка проводится менеджментом следственного изолятора. Для тех, кого оценивают, как наиболее опасных – есть 10 камер с наиболее высоким уровнем безопасности. Оценку степени риска повторяют с регулярностью раз в два месяца.

 

  • Иммиграционный следственный изолятор Трандум (Immigration detention centre Trandum)

Фото: Трандум (Immigration detention centre Trandum), Норвегия

Иммиграционный следственный изолятор Трандум находится под управлением полиции, то есть не относится к службе исполнения наказания. Изолятор расположен в часе езды от Осло. Он окружен забором по периметру, в нем содержится 200 человек. В 2015 году, на который пришелся пик иммиграции, в Трандуме содержалось 2 тысячи человек.

Чаще всего туда попадают те, чью личность нельзя установить в связи с отсутствием документов, кому было отказано в предоставлении убежища, те, кого будут передавать в другие европейские страны в соответствии с Дублинской процедурой.

Фото: Мужское крыло, Трандум, Норвегия

Коридор с комнатами очень похож на тюремный.

В Трандуме содержатся как мужчины, так и женщины. Для мужчин предусмотрено 72 отдельных комнаты в мужском крыле, для женщин - 90 комнат в женском. Если в Трандум попала состоящая в браке пара – их разделяют, но они могут встречаться на общей территории. Для семей с детьми есть отдельное место содержания – семейное подразделение Харальда Вангена (Harald Vangen family unit).

Фото: Внутри комнаты, Трандум, Норвегия

В комнатах есть кровать, стол, стул, душевая и туалет отгорожены. Комнаты одноместные. У людей, содержащихся в Трандуме нет доступа к Интернету, запрещены телефоны и социальные сети, однако есть радиоточка, телевизор и киоск с информацией.

В Трандуме есть 2 отдельных комнаты, оборудованных видео-конференц связью (ВКС), так как до изолятора сложно добираться, то человека не нужно везти в суд, он может присутствовать на заседании по ВКС из этих комнат.

Фото: Комната ожидания, где поступивший в изолятор человек должен ожидать своей очереди, Трандум, Норвегия

Трандум подвергался критике со стороны контролирующих органов, например, за то, что в приемной зоне, где вновь прибывшим приходится раздеваться, на полу было зеркало. Его закрасили по требованию Омбудсмена.

Также есть изоляционные камеры с высоким стандартом безопасности, куда помещают тех, кто представляет опасность для себя и окружающих. В этих камерах есть только матрас, в качестве туалета дырка в полу. Снимать эти камеры было запрещено.

 

Права человека в психиатрических учреждениях

Шведский город Гётеборг знаменит своим уникальным подходом к лечению пациентов, страдающих психическими расстройствами. Так как пациенты могут провести всю жизнь в больнице, то особое внимание в своей работе шведская система здравоохранения уделяет правам человека. Для этого в 2013 году было создано Отделение за права человека (Department for HR), которое проводит обучение правам человека для пациентов и персонала. Городом был принят План действий для работы по правам человека на 2017-2020 годы (Action plan for Human Rights Work 2017-2020), согласно которому город стремится свести принудительное психиатрическое лечение к нулю. 

Фото: План действий для работы по правам человека на 2017-2020 годы, Университетский госпиталь по лечению психозов Сальгренска (Psychiatry Psychosis Sahlgrenska University Hospital), Гётеборг, Швеция

Подход к лечению психиатрических заболеваний с точки зрения прав человека можно увидеть даже в употребляемой терминологии: не пациенты, а - носители прав или само-специалисты (the Rights-holders or self-specialists), не персонал, а - носители обязанностей (the duty-bearers). Персонал больницы совместно с пациентами собираются вместе и обсуждают лечение. Такие совместные встречи позволяют персоналу по-другому посмотреть на лечение пациентов и изменить традиционный подход к лечению на более прогрессивный, где пациент находится в центре любых медицинских действий.

Фото: Комната, где заседает суд, Университетский госпиталь по лечению психозов Сальгренска (Psychiatry Psychosis Sahlgrenska University Hospital), Гётеборг, Швеция

В Университетском госпитале по лечению психозов Сальгренска (Psychiatry Psychosis Sahlgrenska University Hospital) расположено 242 отделение (Ward 242), работающее с психозами. Здесь пациенты находятся длительное время.  Доставить человека в больницу для принудительного лечения могут только в двух случаях, когда его привезла полиция, потому что он причинил вред себе или окружающим, или когда его перенаправили из амбулаторного отделения. Решение о принудительном лечении принимает врач, после чего проходит 4 недели перед тем, как это решение подтверждается решением суда – суд выезжает в больницу.

Фото: Северо-восточная больница по лечению психозов (Psychosis Care Northeast)

Северо-восточная больница по лечениюпсихозов (Psychosis Care Northeast) – это больница, куда пациенты приходят на краткосрочные обследования. Отделение для длительного пребывания в этой больнице недавно закрыли, потому что стремились к тому, чтобы пациенты переходили на амбулаторное лечение (Outpatient care). Здесь с каждым пациентом работает команда из 7-8 врачей-специалистов из различных областей - психиатров, физиотерапевтов, специалистов по акупунктуре и других, которых выбирают сами пациенты.

Фото: презентация проекта «Прийти в себя» (To come to one's own right)

Проект «Прийти в себя» (To come to one's own right) помогает продвигать права человека в лечении психических болезней. В этой инициативе работают люди, у которых есть собственный опыт преодоления различных психозов. Чтобы повысить знания о правах человека среди пациентов и врачей они проводят семинары и дискуссии, которые уже посетило порядка 2 тысяч человек.

 

Парламентский омбудсмен, как превентивный механизм 

Нам не удалось встретиться с Национальным превентивным механизмом в Норвегии, так как сотрудники офиса проводили мониторинг одного из закрытых учреждений, однако состоялась встреча с Парламентским омбудсменом Швеции, исполняющим функции превентивного механизма. 

Фото: На встрече с Парламентским омбудсменом Швеции

Действуя в соответствии с Факультативным протоколом к Конвенции против пыток (Optional Protocol to the Convention against Torture), ратифицированном Швецией в 2005 году, омбудсмен проводит проверки в местах принудительного содержания, может посещать конвойные помещения в судах, камеры в отделениях полиции, тюрьмы и другие подобные учреждения. Основным инструментом мониторинга являются интервью с персоналом и лицами, содержащимися в этих местах. Интервью конфиденциальны. Также омбудсмен привлекает к работе экспертов: врачей, юристов и других внештатных специалистов. Обычно инспекции проводит команда, состоящая из 2-4 юристов и одного психолога. Отчеты по результатам проверок публикуются на сайте омбудсмена. Сейчас на сайте размещен отчет за 2011-2014 год на английском (https://www.jo.se/en/Inspections-NPM-OPCAT/Reports/), отчет за 2015-217 годы скоро выйдет.  

Факультативный протокол не позволяет национальному превентивному механизму требовать от учреждений исполнения рекомендаций, что в значительной степени обесценивало бы его работу, однако, в качестве Омбудсмена аппарат может требовать изменений по результатам проверки.

Участники о поездке

Своими впечатлениями от поездки делились эксперты из Литвы, специалисты из некоммерческих учреждений, специализирующихся на оценке условий в тюрьмах и социальных учреждениях.

 

Каролис Люткявичюс, главный юрист в Институте мониторинга прав человека (Human Rights Monitoring Institute) отмечает, что для улучшения условий в местах лишения свободы в Литве необходимо изменить отношение сотрудников пенитенциарной системы к заключенным и сместить акцент их работы с изоляции заключенных на их социализацию. Больше всего г-н Люткявичюс отмечает уважение и доверие, человеческий подход с которыми персонал в тюрьмах обращаются к заключенным. Например, заключенные и персонал в тюрьме Осло вместе обедают. Низкий уровень насильственных инцидентов в тюрьмах, а также низкий уровень повторных преступлений после освобождения в скандинавских странах указывает на то, что этот подход действительно эффективен.

В пенитенциарных учреждениях основное внимание должно уделяться целенаправленной и индивидуальной социализации, различным значимым видам деятельности, а также поддержанию отношений с членами семьи и обществом, - делится своими впечатлениями Угне Григайте, координатор проектов в Институте мониторинга прав человека (Human Rights Monitoring Institute). - Также очень важно предоставлять своевременные и качественные социальные, психологические и медицинские услуги пациентам. Для меня самым большим впечатлением от учебной поездки в Норвегию были тюрьмы с низким уровнем безопасности. Особенно активная система социализации, используемая для заключенных, с концепцией динамической безопасности, индивидуальной и системной работой с разными типами заключенных (например, потребителями наркотиков, заключенными с суицидальным риском). Очень хорошо развита пенитенциарная система для реализации принципа прогрессивности наказаний.

Довиле Юодкайте, президент Литовского форума людей с инвалидностью (Lithuanian disability forum) особенно отметила ориентированный на человека подход к предоставлению медицинских услуг в психиатрии, основанный на правах человека подход со стороны поставщиков услуг, осведомленность пациента о правах человека. Разнообразие социальных и медицинских услуг, предлагаемых пациентам в Швеции в качестве профилактических услуг для долгосрочной институционализации. Очень четкие правила и механизмы контроля для принудительной госпитализации, изоляции пациентов (даже без судебного решения, но специальной комиссии, контролирующей такие административные решения).

Ольга Борисова, юрист СПб ОО “Гражданский контроль” отмечает, что знает про условия в российских тюрьмах и психиатрических больницах достаточно, чтобы высоко оценить шведские и норвежские учреждения. Прежде всего, разница в российской системе и системе скандинавских стран видна в отношении к заключенным и пациентам. С заключенными работают, чтобы подготовить их к возвращению в общество: им предоставляют информацию, дают возможность получить новую специальность, разрешают пользоваться интернетом и телефоном. Поражает сама система открытых и закрытых тюрем. В психиатрии безусловным прорывом можно назвать участие пациента в принятии решений о его лечении, стремление не изолировать больного человека от общества в больнице, а наоборот, социализировать его, перевести его на амбулаторное лечение, вместо стационарного.

 








К списку новостей