sitemap en

Вводная статья Д.Г. Бартенева, адвоката, кандидата юридических наук, юридического советника международной неправительственной организации «Психиатрический правозащитный центр» (MDAC).

В рамках проекта: Социальная интеграция людей с нарушениями психического здоровья в Санкт-Петербурге



Настоящий сборник содержит документы, регулирующие вопросы соблюдения прав человека в сфере психиатрической помощи, которая понимается не только как собственно медицинская помощь, но и охватывает более широкие правоотношения: судебные процедуры контроля ограничений прав человека в связи с наличием психического расстройства, вопросы недееспособности и опеки, доступ к профессиональной деятельности, а также положение в обществе людей, имеющих нарушения психического здоровья. В сборник включены как широко известные документы, так и мало знакомые специалистам документы, прежде всего, международно-правовые акты в сфере психиатрической помощи.

Для большинства специалистов основная цель правового регулирования психиатрической помощи видится в ограждении общества от опасных действий со стороны лиц, «страдающих психическими расстройствами». Однако главной задачей такого регулирования является защита прав и интересов самих получателей психиатрической помощи. Люди с нарушениями психического здоровья нуждаются в специальных гарантиях в силу тех ограничений, которые общество, традиционно, но далеко не всегда обоснованно, связывает с психиатрическим диагнозом. Такие ограничения, прежде всего, связаны с принудительным характером психиатрической помощи, дискриминацией при приеме на работу из-за наличия диагноза психического расстройства или получения психиатрической помощи в прошлом, а также нахождения под диспансерным наблюдением. Не менее значимой, с точки зрения прав человека, является распространенная практика помещения людей с нарушениями психического здоровья в изолированные учреждения (психоневрологические интернаты и психиатрические больницы), условия в которых также носят специфический ограничительный характер и где люди остаются зачастую пожизненно, а также лишение таких людей дееспособности и установление над ними пожизненной опеки, без надлежащей проверки необходимости такой крайней меры ограничения прав человека.

Среди тех, кто сталкивается с правовыми проблемами в сфере психиатрической помощи широко распространено мнение о том, что такие дела – удел медиков, и неспециалисту нет необходимости разбираться в «медицинской» ситуации, поскольку он все равно ничего не понимает в психиатрии. Роль специалистов, оказывающих психиатрическую помощь, безусловно, является центральной, но это ни в коей мере не означает того, что с заключением врача-психиатра необходимо всегда соглашаться и оно не может быть предметом юридической проверки. Напротив, закон призывает критически относиться к мнению психиатров в тех ситуациях, когда такое мнение может иметь последствия с точки зрения ограничения прав человека – недобровольное лечение, признание человека недееспособным, невозможность заниматься определенной профессиональной деятельностью и т.д. Включенные в настоящий сборник документы показывают, что с точки зрения закона заключение психиатра подчинено не только профессиональным стандартам, но и юридическим нормам. Задача юриста – будь то адвокат, прокурор или судья – уметь видеть связь между психиатрическим заключением и его юридическими последствиями, и требовать неукоснительного соблюдения прав человека в этой сфере.

Следующей важной идеей, лежащей в основе правового регулирования психиатрической помощи, является то, что в данной сфере не существует никаких автоматических ограничений прав человека. Например, в профессиональном сообществе существует определенный стереотип того, что психиатрические больницы являются «режимными» учреждениями, в которых обязательно должны существовать правила, отличающие их от обычных больниц. Такие правила, как показывает практика, приводят к введению жестких ограничений для всех пациентов – невозможность выйти на прогулку без сопровождения персонала, невозможность пользования телефоном, в том числе собственным мобильным телефоном, запрет на встречи с друзьями, невозможность отказа от лечения и т.д. Другим примером такого понимания особой роли психиатрии служит отказ всем пациентам (или бывшим пациентам) в доступе к своим медицинским документам. Такой отказ объясняется стремлением оградить человека от той информации, которая может, по мнению психиатров, привести к определенным негативным реакциям с точки зрения психического состояния человека и будет угрожать безопасности других людей.

В этой связи правила, содержащиеся в документах настоящего сборника, демонстрируют принципиально иной подход, основанный на признании того, что любое ограничение прав человека в сфере психиатрической помощи является исключением из общего правила о равенстве в правах всех граждан, в том числе имеющих психические проблемы. Никакие общие ограничения для всех пациентов психиатрических больниц, ни при каких условиях не могут рассматриваться как законные, поскольку это фактически означало бы дискриминацию таких людей в связи с наличием у них психического расстройства. Это прямо признано в статье 5 Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», а также в ст. 4 Рекомендации Комитета Министров Совета Европы R e c(2004)10 относительно защиты прав человека и достоинства лиц с психическими расстройствами: «любые ограничения на осуществление гражданских и политических прав не должно быть основано на самом факте того, что лицо имеет психическое расстройство». Равным образом не могут считаться законными такие меры, которые направлены на отрицание возможности участия человека в обсуждении назначенного ему лечения, или в проверке качества оказанной ему психиатрической помощи.

Применяя ту или иную норму права, необходимо помнить о том, что никакое правило не существует само по себе и всегда должно рассматриваться в комплексе других норм в контексте соответствующего документа, с учетом, прежде всего, его целей и основных принципов. Такими основными принципами являются:

  • запрет дискриминации людей, имеющих нарушения психического здоровья;
  • равноправие лиц, имеющих нарушения психического здоровья;
  • уважение достоинства людей, имеющих нарушения психического здоровья, во всех ситуациях, связанных с оказанием психиатрической помощи;
  • оказание психиатрической помощи в условиях, в наименьшей степени ограничивающих права человека;
  • доступ человека к полной информации, относящейся к состоянию его психического здоровья;
  • исключительный характер принудительных мер в отношении людей, имеющих нарушения психического здоровья;
  • необходимость специальной защиты людей, имеющих нарушения психического здоровья;
  • участие пользователей (бывших пользователей) психиатрической службы в разработке программ и проведении реформ в данной сфере.

Основной идеей всех документов в сфере психиатрии и прав человека, что нашло отражение в перечисленных принципах, является признание автономии личности человека, имеющего психические проблемы, и максимально возможное обеспечение свободного выбора человека во всех вопросах, связанных с оказанием ему психиатрической помощи. Наличие таких гарантий необходимо не только в ситуациях принуждения в связи с отказом человека от получения помощи психиатра, но и не менее актуально в любых ситуациях участия человека в оказании ему психиатрической помощи, например в связи с выбором плана лечения, а также в более широком контексте социальных отношений, например, когда речь идет о распоряжении своим имуществом человеком, имеющим нарушения психического здоровья.

Заметим, что большинство международных документов, включенных в настоящий сборник, относятся к так называемому «мягкому» праву, то есть содержат правила, имеющие рекомендательный характер. Международное право, отражающее согласованную волю государств, всегда идет впереди, по сравнению с правовым регулированием в отдельных государствах, и устанавливает правила во многом более прогрессивные, чем национальные законы. Эти международные документы отражают также развитие представлений в обществе о психических расстройствах с точки зрения прав и свобод человека. Соответственно, данные международные документы содержат определенную модель наилучшего регулирования в сфере психиатрической помощи, которую государства должны стремиться реализовать в своей правовой системе. Например, Рекомендация Комитета Министров Совета Европы № R(99)4 «Принципы правовой защиты недееспособных взрослых» призывает государства предусмотреть такие альтернативы системе опеки, которые предусматривают возможность ограничения прав лиц, имеющих нарушения психического здоровья в конкретных сферах, не лишая их при этом гражданской дееспособности, как это предусмотрено российским законодательством.

В свою очередь международные документы рекомендательного характера могут быть также использованы для установления содержания требований собственно международного права. Так, применяя Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, имеющую обязательную силу для Российской Федерации, Европейский Суд по правам человека нередко обращается к рекомендациям международных организаций. Правовые позиции Европейского Суда, выраженные в его решениях, должны учитываться российскими судами при применении Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а российские граждане имеют право непосредственно ссылаться на требования указанной конвенции для защиты своих прав и свобод.

Значение включенных в сборник рекомендаций международных организаций проявляется, прежде всего, в том, что они помогают лучше понять тенденции развития правового регулирования в сфере прав человека и психиатрии. Понимание таких тенденций особенно важно для тех, кто участвует в разработке законов в данной сфере, причем речь идет не только о политиках, но и о представителях гражданского общества, оказывающих влияние на проведение законодательных реформ в сфере положения людей с нарушениями психического здоровья и, в более широком плане, людей с ограниченными возможностями (инвалидов). Помимо этого, международные документы, даже не обладающие юридической силой, могут быть использованы для толкования и установления содержания требований национального законодательства, в особенности, когда речь идет об оценке практики его применения. Об этом свидетельствует позиция Конституционного Суда РФ, приводящего в обоснование своих решений ссылки на международные рекомендации.

В документе Европейской конференции Всемирной организации здравоохранения « Охрана психического здоровья: проблемы и пути их решения», проходившей в 2005 году, отмечается:

«Лица с психическими расстройствами подвергаются целому ряду нарушений прав человека как в условиях медицинских учреждений, так и вне их. Такие нарушения нередко имеют место в психиатрических учреждениях в результате применения неадекватных, унижающих достоинство и опасных методов лечения и обращения, а также антисанитарных и антигуманных условий жизни. Вопросы, связанные с получением согласия на госпитализацию и лечение, нередко игнорируются; эти лица считаются неспособными принимать решения в отношении их госпитализации и лечения, поскольку независимая оценка их дееспособности не проводится. Это означает, что эти люди могут подвергаться изоляции на длительные периоды времени, испытывать ограничения в отношении автономности и свободы передвижения и исключаться из общественной жизни. Это, в свою очередь, усиливает стигматизацию, сопутствующую психическим заболеваниям. Мифы и заблуждения, связанные с психическими расстройствами, также могут отрицательно влиять на повседневную жизнь лиц, страдающих такими нарушениями, приводя к их дискриминации и лишению даже самых основных прав. В результате стигматизации лица с психическими нарушениями подвергаются ограничениям в отношении трудоустройства, образования и жилищных условий. Это, в свою очередь, оказывает влияние на возможности получения ими доступа к надлежащему лечению, участия в общественной жизни и восстановления здоровья».

Немногочисленные доклады о положении в России людей, имеющих нарушения психического здоровья, подтверждают данную позицию Всемирной организации здравоохранения. Закон Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» был принят 15 лет назад и является достаточно прогрессивным документом с точки зрения закрепленных в нем стандартов прав человека в сфере психиатрии. Однако актуальность соблюдения прав человека в сфере психиатрической помощи нисколько не утратила своего значения и сегодня, так как по-прежнему зачастую забывается, что данный закон содержит, прежде всего, гарантии прав человека, а не основания для их ограничения. Это следует помнить, применяя нормативные акты, регулирующие положение людей, имеющих нарушения психического здоровья.

Д.Г. Бартенев, кандидат юридических наук, адвокат, юридический советник международной неправительственной организации «Психиатрический правозащитный центр» (MDAC)

В соответствии с п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» применение судами Конвенции о защите прав человека должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека.

См., например, Определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2001 г. № 44-О.

Законодательство в области психического здоровья. Документ ВОЗ EUR/04/5047810/В1.

О соблюдении прав граждан, страдающих психическими расстройствами: Специальный доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, от 16 июня 1999 г.; Права человека и психиатрия в Российской Федерации: Доклад по результатам мониторинга и тематические статьи. М.: Московская Хельсинкская группа, 2004; Опека и права человека в России: Анализ законодательства и практики. Доклад. Психиатрический правозащитный центр ( MDAC). Будапешт, 2006; Выводы и рекомендации Комитета по предотвращению пыток. Российская Федерация. Док. ООН CAT/ C/ RUS/ CO/4, ноябрь 2006 г.