27 февраля в «Гражданском контроле» состоялся семинар «Преступления на почве ненависти: правовая практика в Великобритании и России». Семинар вел адвокат Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, член правления СПб ОО “Гражданский контроль” Сергей Александрович Голубок.

Ретроспективный взгляд на развитие законодательства о преступлениях на почве ненависти в Англии и Уэльсе представил Роберт Браун, партнер адвокатской фирмы Corker Binning (Лондон), Президент Британской Академии судебной экспертизы, Вице-президент Британско-Российской Ассоциации Права. Первые антидискриминационные законы появились в Англии в 1976 году. Эти законы запрещали отказывать в аренде представителям этнических меньшинств или платить этим людям меньшую зарплату. Изменение уголовного законодательства, введение в него новых норм, позволяющих привлекать к ответственности людей, совершивших преступления на почве ненависти, произошли позже. Еще в 1983 году в Англии и Уэльсе практически не было случаев, когда в судебном процессе звучали такие слова, как «расовая ненависть», даже, казалось бы, в совершенно очевидных случаях. В одном из таких дел адвокат Роберт Браун принимал участие в качестве защитника. В 1983 году он представлял интересы футбольных фанатов. Эти молодые люди были заядлыми болельщиками, посещали все футбольные матчи и вели себя довольно агрессивно. Полиция установила за ними наблюдение. В конце концов им было предъявлено обвинение в совершении насильственных действий с применением оружия. В ходе расследования было получено много свидетельств, в том числе публикаций и плакатов, которые показывали очевидную связь между группами болельщиков в разных частях страны, и объединяющим их фактором была именно расовая ненависть. Однако прокурор не счел целесообразным предъявить эти материалы присяжным, так как в то время упоминать в суде о расовой дискриминации и ненависти было не принято. В результате все обвиняемые были оправданы.

Ситуация изменилась после следствия и судебного процесса, длившегося более 10 лет, по делу об убийстве двух темнокожих подростков, совершенном бандой расистов в 1993 году. Этот случай получил широкий общественный резонанс. Независимое расследование продемонстрировало неэффективность действий полиции, и в отчете по результатам расследования полиция Лондона была охарактеризована как «институционально расистская». Министр внутренних дел назвал данный отчет самым важным в истории уголовного права Англии и Уэльса. Это дело стало поворотным для внесения соответствующих изменений в уголовное право Англии.

В 2012 году в Англии было зарегистрировано 42 236 правонарушений, совершенных по мотивам ненависти. Все они тщательно расследуются. Однако, как отметил г-н Роберт Браун, закон – это всего лишь один из инструментов. Эффективное противодействие преступлениям на почве ненависти возможно только в том случае, когда само общество осуждает такого рода преступления и поведение.

Эксперт информационно-аналитического центра «Сова» Валерия Ахметьева сделала доклад о преступлениях на почве ненависти в России. Основным объектом подобного рода преступлений становятся люди с неславянской внешностью вне зависимости от того, являются они действительно мигрантами или нет. Российское общество страдает многочисленными этническими предрассудками, и среди всех преступлений на почве ненависти подавляющее большинство совершается на почве расовой ненависти. Мы можем оперировать только теми цифрами, которые получаем в результате анализа открытых источников, так как официальной статистики не ведется.

Возможностей оценить количество фактов дискриминации также отсутствует, так как в России фактически не существует антидискриминационного законодательства. Есть отдельные положения в Трудовом кодексе, которые применяются крайне редко. Язык вражды в средствах массовой информации широко распространен, и борьба с ним практически не ведется.

Адвокат Ольга Цейтлина рассказала о проблемах доказывания мотива ненависти в уголовных делах. В качестве успешного примера она привела дело об убийстве Тимура Качаравы, которое рассматривалось судом присяжных. Они признали, что Тимура убили из-за его принадлежности к антифашистскому движению, но поскольку законодательство (ст. 105 Уголовного кодекса) тогда еще не включало отягчающих признаков, обвиняемые не получили более серьезного наказания.

Спорным, по мнению собравшихся экспертов, является термин «социальная группа». Практика показывает, что в одних делах, например, против представителей ЛГБТ-сообщества или антифашистов, следственные органы стараются всячески избегать применения такого признака, как принадлежность к определенной социальной группе, тогда как в других, где затрагиваются интересы власти, они с легкостью его используют, например, когда социальной группой признаются сотрудники полиции.

В заключительной части семинара выступил адвокат Борис Грузд, представлявший потерпевших по нескольким резонансным делам: убийство антифашиста Тимура Качаравы, убийство депутата Старовойтовой, убийство эксперта Гиренко. Когда перед обвинением стоит задача доказать такие сложные в доказывании элементы, как мотив и цель преступления, то зачастую следственные органы предпочитают использовать более распространенные (а значит, и более легкие в доказывании) мотивы, такие как хулиганство. Кроме того, на расследовании такого рода преступлений, к сожалению, могут сказываться бытующие в обществе стереотипы, выражающиеся в «виновном поведении потерпевшего». Наиболее ярким примером здесь являются преступления против половой неприкосновенности, в частности изнасилования. Однако пресловутое «виновное поведение потерпевшего» может сыграть свою роль и при расследовании преступлений, совершенных, например, против представителей ЛГБТ-сообщества. В демократическом обществе не должно возникать дискуссии, оправдывающей действия преступника необычным, иногда провокационным, поведением потерпевшего.