Мнение Елены Шаховой, председателя СПб ОО «Гражданский контроль»

Мы ждали этого решения 10 лет и наконец получили его. Европейский Суд признал, что законодательство об НКО-иностранных агентах и практика его применения нарушают статью 11 Европейской конвенции «Право на свободу собраний и объединения», общая сумма компенсаций всем 73 заявителям превышает 1 млн Евро. В этой сумме 730 тысяч Евро – это компенсация морального вреда.

Сегодняшняя победа в Европейском Суде – это печальный праздник, потому что мало осталось тех, кто может порадоваться этому решению. За 10 лет, которые Европейский суд выжидал, откладывал принятие значимых решений по нарушениям прав человека против России, потому что Совет Европы и Суд боялись испортить отношения с российскими властями, российское гражданское общество было практически растоптано.

Первый закон об НКО – иностранных агентах был принят 20 июля 2012 года и вступил в силу в ноябре того же года. И уже в феврале 2013 года 11 некоммерческих организаций, среди которых была и моя организация Гражданский контроль, обратились в Европейский Суд по правам человека с жалобой на то, что само существование такого закона нарушает наши права на свободу объединений. Весной 2013 года иностранными агентами были признаны первые некоммерческие организации, многие из них также обратились в Европейский Суд уже с жалобой на конкретное правоприменение. Сейчас в Европейском Суде находятся около 200 жалоб НКО-иностранных агентов. Европейский Суд объединил эти жалобы в несколько групп, решение по первой группе, состоящей из 73 НКО, вынесено сегодня. На момент вынесения решения из 73 НКО почти половина была ликвидирована.

Законодательство об НКО подвергалось жесткой критике и в Совете Европы, и в комитетах ООН. Венецианская комиссия Совета Европы вынесла отрицательное заключение об этом законе в 2014 году. Однако это не смутило ни российского законодателя, ни Конституционный Суд, который в том же 2014 году признал закон соответствующим Конституции РФ.

Шли годы, законодательство об иностранных агентах развивалось, оно было дополнено законом о нежелательных организациях, о физических лицах иностранных агентах, о СМИ иностранных агентах. Буквально на днях был принят закон о государственном контроле за лицами, подверженными иностранному влиянию, где уже не важно получение каких-то денег – достаточно принять участие в семинаре за границей. И любой человек, коммерческая или некоммерческая организация могут быть признаны иностранными агентами.

Чувствовало бы наше правительство себя так свободно, если бы Европейский Суд принял свое решение раньше? Думаю, что быстрое реагирование Европейского Суда смогло бы помешать раскручиванию маховика репрессий против НКО, против СМИ, против активистов – против всех тех, кто видит нашу страну демократическим государством, основанном на принципах верховенства права и уважения прав человека. Но этого не случилось, и теперь в соответствии с недавно принятым законом даже это решение не будет исполнено.

Тем не менее, мы рады этому решению. Право на свободу ассоциаций, свобода объединений – это неотъемлемые права человека. Они важны не только для России, для российских граждан, но и для других стран, для всего человечества.

Текст решения Европейского Суда — это один из самых основательных и подробных документов, в деталях рассматривающих[] право людей на свободу объединений. Я думаю, что в ближайшее время юридическое экспертное сообщество подготовит тщательный разбор и анализ этого документа.

Европейский Суд пишет, что возможность граждан объединяться, создавать юридическое лицо, чтобы действовать коллективно в области, представляющей взаимный интерес, является одним из наиболее важных аспектов права на свободу ассоциации, без которого это право лишается всякого смысла. Способ, которым национальное законодательство закрепляет эту свободу и ее практическое применение, свидетельствует об уровне демократии в стране. Любое вмешательство в свободу общественных объединений возможно только при наличии насущной общественной потребности. Принятие и применение законодательства об иностранных агентах в России этому критерию не соответствует.

Суд дает оценку и гигантским штрафам, которые заплатили многие НКО за неисполнение чрезмерных требований российских властям к НКО – иностранным агентам. Законом были установлены размеры штрафов от 100 до 500 тысяч рублей, в то время как прожиточный минимум в стране в 2013-2019 годах составлял не более 12 тысяч рублей; таким образом, сумма штрафов достигала размера трехлетнего дохода. Гигантский размер штрафов, говорит Суд, совершенно не пропорционален преследуемой законом цели. Однако почему-то Суд не использовал ту же логику при определении размера компенсации заявителям – присужденные компенсации покрывают лишь малую долю ущерба, понесенного НКО-инагентами в результате внесения в реестр инагентов.

Суд подробно анализирует ярлык «иностранных агент» и приходит к выводу, что навешивание этого ярлыка на любую из НКО, которые получали иностранные средства, является необоснованным и наносящим ущерб, оказывает сильное сдерживающее и стигматизирующее воздействие на деятельность некоммерческих организаций. Российские власти, пишет Суд, проигнорировали тот факт, что НКО, получающие иностранную поддержку, используют ее для защиты прав человека в России, работают на благо российского общества и демократии. Суд также обратил внимание на ограничения деятельности НКО, зарегистрированных в качестве иностранных агентов, которые были введены в России. Такие НКО не могут выдвигать своих кандидатов в состав общественных наблюдательных комиссий по контролю за правами человека в местах лишения свободы, не могут быть признаны социально-ориентированными, не могут участвовать в антикоррупционной экспертизе законов; существуют и многие другие дискриминационные ограничения.

Таким образом, нарушения Европейской конвенции имеют сокрушительный характер для российского гражданского общества.

Закончить я хотела бы все-таки на оптимистической ноте. Какое бы запретительное законодательство против граждан и их объединений ни было принято, оно не способно изменить человеческую природу. Людям свойственно объединяться, свойственно помогать и искать помощи. Даже сейчас, как вы видите, правозащитные организации и активистские группы продолжают работать. И это залог того, что мрак, опустившийся на нашу страну, рассеется. И тогда Россия вернется в Совет Европы, и это, и многие другие решения Европейского суда будут исполнены.